ВНИМАНИЕ!
В связи с изменением законодательства информация, содержащаяся в статье, полностью или частично устарела и имеет лишь историческое значение. Просим обращаться к более свежим публикациям на аналогичные темы.

ОФФШОРЫ: ЗА ПРЕДЕЛАМИ 500-У

Как в России, так и, пожалуй, во всем мире идет извечная борьба между властями, стремящимися собрать налоги со своих граждан, и налогоплательщиками, которые не горят желанием эти налоги платить. Одним из популярнейших инструментов минимизации налогов в международной торговле являются, как известно, оффшорные компании, то есть компании, зарегистрированные в странах с нулевым или льготным налогообложением. И вот в этом году по российским пользователям оффшорных компаний был нанесен, пожалуй, первый ощутимый удар со стороны властей: знаменитое Указание ЦБР от 12 февраля 1999 г. № 500-У. До этого, в отличие от многих развитых стран, в России не существовало никакого специального «антиоффшорного» законодательства, кроме разве что требования получать лицензию ЦБ при приобретении акций иностранных компаний, в том числе и оффшорных, которое по большей части благополучно игнорировалось.

Как известно, если российское юридическое лицо осуществляет валютные операции, оно обязано предоставить в свой банк, являющийся агентом валютного контроля, документы, на основании которых эти операции осуществляются (договор с зарубежным контрагентом). Указанием 500-У предусмотрен список признаков, на основании которых операция считается «подозрительной», и информация о ней передается банком в ЦБ. Такими признаками являются:

  • отсутствие в контракте штрафных санкций, уплачиваемых нерезидентами,

  • аванс в пользу нерезидента в размере более 30% цены товара или более 100 тыс. долл. США,

  • проценты по кредитному договору в размере более 20% годовых,

  • возврат аванса нерезидентом,

  • перевод денег в адрес нерезидента, не являющегося стороной по договору,

  • заключение контракта от имени компании-резидента, зарегистрированной не более трех месяцев назад.

Что же касается оффшорной тематики, то одним из признаков «подозрительности» является

  • экспорт или платежи по импорту в пользу нерезидентов, зарегистрированных в одной из оффшорных зон согласно приложенному к Указанию «черному списку».

В зарубежных странах давно применяется подобная практика: существуют официальные списки «неблагонадежных» стран (оффшорных зон), компании из которых подвергаются дискриминации в той или иной форме при совершении сделок с резидентами данного государства (властями которого составлен список). По этому проторенному пути пошел и Банк России: указание содержит список государств и территорий, где расположены оффшорные зоны, из 46 пунктов (есть еще и подпункты). Надо сказать, что специалисты ЦБ потрудились на славу: список действительно покрывает практически все существующие оффшорные зоны. В него вошли и «классические» карибские оффшорные юрисдикции (такие как Багамские острова), и тихоокеанские острова (Науру), и британские территории (например, Гибралтар), и американские штаты и территории (Делавэр и др.) и респектабельные европейцы (Швейцария, Лихтенштейн, Люксембург), и любимый россиянами Кипр, и малоизвестные Бахрейн и Бруней. Сгоряча включили туда даже Латвию (46-м пунктом, вне всякого алфавита), хотя она-то уж никак не является оффшорной зоной (но зато там есть банки, специализирующиеся на предоставлении услуг российским клиентам и их оффшорным компаниям, зарегистрированным вне Латвии). И уже совсем вдогонку, отдельным указанием, за 47-м номером в список включили загадочную Республику Палау.

Хотя Указание предусматривает ряд карательных мер в отношении банков, не выполняющих своих обязанностей в части информирования ЦБ о сомнительных сделках своих клиентов (ограничения на валютные операции банка, а при неоднократных нарушениях – отзыв лицензии), о репрессиях против самих клиентах, имеющих отношения с оффшорными компаниями, речи там не идет. Это и понятно, так как этот вопрос находится за пределами компетенции ЦБ, издавшего Указание. Однако надо полагать, что поставляемая банками информация сослужит добрую службу для других (компетентных) органов.

Нет сомнений, что налогоплательщики найдут на этот шаг асимметричный ответ. Во-первых, несмотря на обширность черного списка, есть некоторые малоизвестные оффшорные зоны, туда не попавшие. По понятным причинам мы не будем их здесь называть, но специалистам по налоговому планированию они хорошо известны.

Во-вторых, давно используются составные схемы с участием оффшорных и неоффшорных компаний. Например, российская фирма может иметь договор с компанией из вполне респектабельной страны, но на самом деле эта компания –лишь промежуточное звено, а конечным получателем средств является оффшорная компания. Скажем, английская компания может выступать в качестве агента компании с Британских Виргинских островов. Английская компания работает из скромных комиссионных (с которых она и платит английские налоги), а основная прибыль сосредоточивается у оффшорной компании.

Возможны и более продвинутые схемы, использующие существующие международные договоры об исключении двойного налогообложения. Так, в соответствии с кипрско-британским договором (и с дополнительными разъяснениями британской стороны), при выполнении определенных условий компания, зарегистрированная в Великобритании, может оказаться налоговым резидентом Кипра и платить налог по кипрской оффшорной ставке 4,25%! Таким образом, внешне вполне благопристойная английская фирма по сути является кипрским оффшором. Основное условие, выполнение которого требуется, это нахождение реального центра управления компанией на Кипре, для чего нужно, среди прочего, назначить ее директорами киприотов. Минусом здесь являются хлопоты, связанные с необходимостью доказывать властям Великобритании резидентность компании на Кипре.

Известна также (в основном в зарубежной практике) конструкция под названием «голландский бутерброд», состоящая из нидерландского холдинга и владеющей его акциями компании с Нидерландских Антильских островов. Эта схема используется для минимизации налогов у источника при получения дивидендов от компаний из стран, связанных с Нидерландами соглашениями об исключении двойного налогообложения. При выплате дивидендов в Нидерланды налоги у источника малы в силу такого соглашения, при выплате на Антилы они малы в силу налогового договора между Нидерландами и Нидерландским Антильскими островами. Помимо этого, нидерландский холдинг освобожден от налога на доходы в виде дивидендов (при соблюдении ряда условий), а антильская компания платит налог на такой доход по низкой ставке. В результате суммарная ставка налогов, выплачиваемых в Нидерладндах и на Антилах, составляет всего 10,2%. В свое время пользовался популярностью, прежде всего у американских пользователей, и «голландский сэндвич»: антильский холдинг, владеющий нидерландским холдингом, который владеет другим антильским холдингом, который уже владеет собственностью в США. Сейчас схема «голландский сэндвич» практически утратила актуальность в силу изменений в законодательстве США и отмены налогового соглашения между США и Антилами, а вот «голландский бутерброд» вполне сохранил работоспособность.

Помимо Указания 500-У, есть и другие неприятные для владельцев оффшоров новости. Так, Указание ЦБР от 13.07.99 № 606-У предлагает кредитным организациям РФ формировать резервы под операции с резидентами оффшорных зон (в соответствии с тем же самым «черным списком»). Если Указание 500-У было нацелено против, так сказать, обычных коммерсантов, использующих оффшоры в своей деятельности, то Указание 606-У метит выше – по банкам, которые тоже не прочь подобным образом уменьшить свои налоги. Например, раньше банк мог попросту переводить деньги на свой же оффшор в виде безвозвратных кредитов, приобретения его векселей и т.п. Указание предусматривает создание банком значительных резервов под подобные операции с оффшорными компаниями, что практически сводит на нет эффективность схемы. Резервы создаются под:

  • ссудную задолженность нерезидентов,

  • корреспондентские счета в банках-нерезидентах,

  • суммы, списанные до выяснения с корсчетов кредитных организаций – резидентов РФ в банках-нерезидентах,

  • суммы, за счет которых приобретается имущество в лизинговых сделках с нерезидентами,

  • гарантии и поручительствва, выданные нерезидентам; кредитные линии, открытые нерезидентам,

  • приобретенные ценные бумаги, эмитированные нерезидентами.

Впрочем, вскоре к этому указанию вышло дополнение, Указание ЦБР от 24.08.99 № 631-У, несколько смягчившее эти требования. Было установлено, что резерв не формируется при операциях с дочерними оффшорными банками российских резидентов и при операциях российских банков со своими дочерними оффшорными компаниями. При этом, конечно же, это должна быть «официальная» дочка, то есть обязательно, чтобы перевод средств в ее уставный капитал производился с разрешения ЦБ. Более точно, резервы не формируются в следующих случаях:

  • под операции с кредитными организациями-нерезидентами, являющимися дочерними по отношению к российским резидентам,

  • под операции российских кредитных организаций со своими дочерними организациями-нерезидентами, не являющиеся кредитными организациями,

  • под операции через корсчета в международных расчетно-клиринговых центрах Европейского Союза.

Здесь надо отметить, что из довольно многочисленных в недавнем прошлом «официальных» оффшорных дочек российских банков в живых остались считанные единицы - в связи с проблемами, имеющимися у родителей. Выжили в основном банки с государственным российским участием, бывшие совзагранбанки, из которых в странах «черного списка» зарегистрированы два: Ист-Вест Юнайтед банк (Люксембург) и Русский Коммерческий банк (Кипр). Они-то, собственно, и попали под льготы.

Заслуживают также упоминания Указания ЦБР от 22.03.99 № 519-У и от 30.06.99 № 595-У, вводящие дополнительные процедуры и требования при конвертации рублей в иностранную валюту соответственно для резидентов и для нерезидентов, включая операции с корреспондентских счетов иностранных банков.

И, наконец, финальным (пока) аккордом в борьбе с оффшорами стало Указание ЦБР от 26.08.99 № 634-У, резко ограничившее возможность установления российскими банками корреспондентских отношений с оффшорными банками. Согласно указанию, устанавливать корреспондентские отношения с банками из стран все того же «черного списка» можно только, если они

  • имеют собственные средства и уставный капитал не менее 100 млн. евро, или

  • имеют достаточно высокий кредитный рейтинг (приводится список рейтинговых компаний и минимально допустимые рейтинги), или

  • входят в 1000 крупнейших банков мира по величине активов.

  • Также можно беспрепятственно открывать корсчета с уже упоминавшимися росзагранбанками: Ист-Вест Юнайтед банк (Люксембург) и Русский Коммерческий банк (Кипр).

А корсчета в рублях открывать оффшорным банкам вообще запрещено. Это положение полностью уничтожает целую обширную индустрию по конвертации рублевых средств и переводу их за рубеж. Напомним, что в «черный список» входит и Латвия, банки которой проявляли особую активность в этой области. Действие этого Указания не распространяется, однако, на установление корреспондентских отношений с дочерними (официально!) оффшорными банками, а также с центральными банками соответствующих оффшорных юрисдикций.

Вероятным ответом банкиров может стать использование структур, зарегистрированных в неоффшорных юрисдикциях. Это могут быть банки как в каких-нибудь экзотических африканских или латиноамериканских странах, так и в Европе, в частности, в Восточной. Такие банки могут использоваться как индивидуально, так и в комбинации с оффшорными, действуя в качестве транзитного элемента. И если еще недавно чуть ли не у любого российского банка имелся корсчет как минимум одного своего оффшорного банка, обычно наурийского, то теперь им, видимо, придется, раскошеливаться на банки из более серьезных юрисдикций, что, с одной стороны, даст большую устойчивость и универсальность бизнеса, а с другой – возможность легального ухода от российскх юридических ограничений.

Таким образом, упомянутые меры стали весьма серьезным, хотя и не вполне непреодолимым, барьером на пути утечки капитала за рубеж, что, несомненно, стало одной из важных причин относительно спокойной динамики валютного курса в этом году.

Помимо российских властей, подготовили неприятные сюрпризы для владельцев оффшоров и власти некоторых оффшорных зон. Прежде всего, как уже сообщалось, в октябре 1999 г. прекращают свое существование ирландские нерезидентные компании. Их многочисленные владельцы вынуждены срочно подыскивать новую базу для своей оффшорной деятельности. К счастью, существует техническая возможность перевода ирландской компании в другую оффшорную юрисдикцию (в рамках ЕС – Гибралтар) без потери юридического лица, т.е. без закрытия банковских счетов и прекращения существующих контрактов. Также уже писалось и о пересмотре налогового соглашения России с Кипром. Это соглашение предоставляло крайне льготные условия для работы кипрских, в том числе и оффшорных, компаний в России. Как ни странно, новое соглашение (которое уже ратифицировано и будет применяться с 1 января 2000 г.) не намного ухудшает ситуацию: увеличилась лишь ставка налога у источника на дивиденды – с нуля до 5 или 10 процентов, в зависимости от величинывклада в уставный капитал.

Другая новость: власти одной из оффшорных зон, карибского островного государства Сент-Винсент и Гренадины, приняли новое законодательство в отношении банковской и страховой деятельности. В частности, если ранее страховые компании, созданные там, по закону не должны были получать никаких специальных лицензий, то теперь, как в большинстве других стран, страховая деятельность является лицензируемой. Это не обязательно означает отказ от использования сент-винсентских страховых оффшоров, вопрос в том, насколько сложно будет получить такую лицензию. Ну а кроме того, еще остались одна-две другие «легкие» для создания страховых компаний юрисдикции.

Кроме того, в последнее время, особенно после скандала с Бэнк оф Нью-Йорк, солидные иностранные банки с большой неохотой открывают счета как для российских резидентов, так и для принадлежащих им оффшорных компаний. Банки уже начали требовать дополнительной информации о бенефициарах открываемого счета. Вероятно, цены на московском рынке на услуги по представлению российских клиентов иностранным банкам (то есть на открытие счетов) вскоре пойдут вверх.

Таким образом, основная тенденция на оффшорном рынке состоит в общем ужесточении позиции властей как России, так и зарубежных стран (включая даже некоторые оффшорные зоны!), по отношению к владельцам безналоговых компаний. В силу этого применяются все более изощренные схемы с использованием как малоизвестных оффшорных зон, так и составных конструкций, включающих и безналоговые, и налогооблагаемые компании. Соответственно, все большее значение приобретает квалификация специалистов, разрабатывающих схемы налогового планирования, для обеспечения как работоспособности таких схем, так и их легальности в рамках действующего российского и зарубежного законодательства.

Приложение "Чёрный список ЦБ РФ" (Указания 500-У)

 

Вы можете загрузить текст этой статьи: Загрузить статью в формате Adobe Acrobat

Переслать ссылку на статью другу:

 

 

Другие статьи на эту тему:

  1. Международное "антиофшорное" регулирование. Современное состояние и перспективы

 

Телефоны компании Roche & Duffay

в Москве - (495) 790-2660; 926-2990

1999 г.

 

Мы будем Вам признательны, если Вы оцените эту статью:

Актуальность -
+
   
1
2
3
4
5
 
 
Полнота -
+
   
1
2
3
4
5
 
 
Качество -
+
изложения  
1
2
3
4
5
 

Комментарии:

Ваш e-mail? (необязательное поле)

 

 

 
 

Важное уведомление
Компания Roche & Duffay предпринимает все усилия по обеспечению достоверности и актуальности информации, представленной на этом сайте. Однако компания не принимает на себя финансовой и иной ответственности за результаты применения этой информации без предварительной консультации с компанией. Всем посетителям сайта настоятельно рекомендуется до принятия решения об открытии оффшорной компании, создании оффшорного траста, совершении оффшорных инвестиций, открытии счета за рубежом и т.д., проконсультироваться со специалистами по налоговому планированию.
Перепечатка и иное копирование материалов допускается только с разрешения Roche & Duffay.