Латвийские холдинги для россиян: нововведения и перспективы

В последние 6-8 месяцев (до последних событий на Кипре) Латвия была, пожалуй, главным «ньюсмейкером» для российской аудитории, интересующейся новинками международного налогового планирования. И действительно, в конце 2012 года произошли сразу три события, способных в будущем существенно переменить бизнес-климат в этой стране.

Первое из них – это введение нового режима налогообложения международных холдинговых компаний. Новый налоговый режим начал применяться с 1 января 3013 года.

Второе событие – это принятие решения о вступлении Латвии в Еврозону: переход на евро должен состояться с 1 января 2014 года.

Наконец, третье событие, столь долго ожидавшееся российскими (и, вероятно, латвийскими) бизнесменами – это ратификация соглашения об избежании двойного налогообложения между Россией и Латвией[1]. Подписание соглашения состоялось еще в декабре 2010 года, однако ратифицировала его Россия лишь спустя почти два года – в октябре 2012 года (латвийская сторона произвела ратификацию еще в июне 2011 года). Соглашение начало применяться 1 января 2013 года.

Прежде чем углубиться в подробности перечисленных нововведений, дадим краткую характеристику корпоративного устройства и налогообложения юридических лиц в Латвии.

1. Корпоративные аспекты

Наиболее традиционными формами юридических лиц в Латвии являются общество с ограниченной ответственностью и акционерное общество; также встречаются общества с дополнительной ответственностью и товарищества (полные или коммандитные), но их мы здесь рассматривать не будем.

Деятельность юридических лиц в Латвии регулируется Законом Латвийской республики «О коммерции» (Komerclikums) от 13 апреля 2000 года. Далее в этом разделе мы будем ссылаться именно на этот закон, если иное не будет обозначено особо.

1.1. Общество с ограниченной ответственностью

Общество с ограниченной ответственностью (sabiedriba ar ierobežotu atbildibu, или SIA) по основным характеристикам подобно российским ООО. Латвийское ООО является юридическим лицом, уставный капитал которого разделен на доли; участники общества не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с его деятельностью, в пределах стоимости принадлежащих им долей.

Учредителями ООО могут быть одно или несколько физических или юридических лиц, являющихся либо не являющихся резидентами Латвии.

Уставный капитал ООО должен быть не менее 2000 латов, что составляет около 2800 евро (ст. 185 закона). Допускается внесение  в капитал имущества и имущественных прав, за некоторыми исключениями. Так, закон исключает возможность внесения в капитал общества: (1) прав на получение работ или услуг, (2) прав на получение негарантированного дохода либо (3) прав на доходы в виде заработной платы, гонорара, дивидендов или аналогичных платежей со стороны ООО, в которое вносится вклад (п. 2 ст. 153 закона).

Имущественный вклад не может вноситься частями; вносимые активы подлежат оценке независимым оценщиком.

Участники ООО могут отчуждать свои доли, с соблюдением права преимущественной покупки для остальных участников.

Высшим органом управления общества является общее собрание участников, которое назначает единоличного директора или совет директоров. Директор (совет директоров) осуществляет управление текущими делами общества. Общество также вправе назначить наблюдательный совет, который может осуществлять надзор за деятельностью совета директоров.

Помимо обычного ООО, в котором уставный капитал должен быть не ниже 2000 латов, в Латвии существует более «экономичный» вариант общества с ограниченной ответственностью, который мы за неимением у них официального обозначения будем условно называть «мини-ООО». Для таких «мини-ООО» требования к уставному капиталу минимальны: он может составлять всего 1 лат. Впрочем, эта привилегия дается ценой довольно существенных ограничений (ст. 1851 закона).

Во-первых, учредителями и участниками «мини-ООО» могут быть только физические лица в количестве не более пяти человек, причем ни один из них не должен одновременно быть участником другого «мини-ООО».

Во-вторых, все директора должны быть из числа участников общества.

В-третьих, общество обязано откладывать как минимум 25% своей прибыли в резерв. Средства, находящиеся в этом резерве, могут быть использованы исключительно на увеличение уставного капитала или на покрытие убытков текущего или предшествующего года.

В-четвертых, в случае банкротства общества участники несут риск личной ответственности по его обязательствам в пределах разницы между размером стандартного капитала ООО (2000 латов) и фактически внесенными ими вкладами.

Все перечисленные ограничения действуют, пока уставный капитал ООО не достигнет 2000 латов. При доведении капитала до этой суммы общество автоматически переходит в разряд «нормальных» ООО, и все ограничения, свойственные «мини-ООО», для него отпадают.

1.2. Акционерное общество

Латвийские акционерные общества (akciju sabiedriba, или AS) – это общества открытого типа, то есть их уставный капитал разделен на акции, которые свободны в обращении.

Минимальный уставный капитал АО равен 25 тыс. латов (около 35 тыс. евро). В соответствии с п. 2 ст. 225 Закона о коммерции, уставный капитал должен быть полностью уплачен не позднее чем через год с даты подписания устава и учредительного договора общества.

Учредителями/акционерами могут быть одно или несколько физических или юридических лиц, являющихся либо не являющихся резидентами Латвии.

Латвийские АО могут выпускать как именные акции, так и акции на предъявителя. Держатели именных акций вносятся в реестр акционеров общества; держатели акций на предъявителя – в Латвийский центральный депозитарий (ст. 2361 закона). Именные акции могут быть в документарной или бездокументарной форме; акции на предъявителя – только в бездокументарной.

Оплата именных акций может производиться деньгами или имуществом; оплата акций на предъявителя – только деньгами.

Акции АО могут подразделяться по объему голосующих прав, по правам на получение дивидендов и по полномочиям на получение части имущества общества в случае его ликвидации.

Высшим органом управления АО является общее собрание акционеров, которое избирает членов наблюдательного совета; наблюдательный совет, в свою очередь, назначает совет директоров, который осуществляет управление текущими делами общества.

Директора не обязаны быть акционерами общества.

2. Налогообложение

2.1. Общие положения

Основные понятия и принципы налоговой системы Латвии определяются законом «О налогах и сборах» (Likums par nodokļiem un nodevām) от 1996 года.

Налогообложение доходов латвийских компаний регулируется законом «О налоге на прибыль» (Likums par uzņēmumu ienākuma nodokli) от 1995 года, с последующими изменениями.

Существует также специальный закон «О микроорганизациях» (Mikrouzņēmumu nodokļa likums) от 2010 года, который устанавливает особый режим налогообложения для некоторых категорий организаций (об этом ниже).

2.1.1. Налог на прибыль организаций

Согласно п. 1 ст. 2 закона «О налоге на прибыль», плательщиками налога на прибыль могут быть как резидентные организации, так и нерезидентные компании, имеющие в Латвии постоянное представительство либо не имеющие такового.

Под резидентами понимаются организации, учрежденные и зарегистрированные в соответствии с законодательством Латвийской республики (п. 4 ст. 14 закона «О налогах и сборах»). Прочие организации признаются нерезидентами.

Резиденты уплачивают налоги со всего своего общемирового дохода (п. 1 ст. 3 закона «О налоге на прибыль»).

Нерезиденты, имеющие в Латвии постоянное представительство, уплачивают налог со всех латвийских и иностранных доходов, полученных через это представительство (п. 2 ст. 3 закона «О налоге на прибыль»). Таким образом, постоянные представительства иностранных компаний облагаются налогом по тому же принципу, что и резидентные организации.

Что касается нерезидентов, не имеющих в Латвии постоянного представительства, то они уплачивают налог со всех доходов, полученных в Латвии «от экономической и связанной с нею деятельности» (п. 4 ст. 3 закона «О налоге на прибыль»). К таким доходам относятся доходы от консультационных и менеджерских услуг (в отличие от России, где доходы от услуг не облагается налогом у источника); доходы от предоставления в пользование имущества, находящегося в Латвии, от реализации латвийской недвижимости и некоторые другие (п. 4 ст. 3 закона «О налоге на прибыль»). Что касается «пассивных» доходов – дивидендов, процентов и роялти, а также доходов от отчуждения акций и долей компаний, то к ним применяется особый «холдинговый режим», о котором будет рассказано ниже.

Налог с нерезидентов, не имеющих в Латвии постоянного представительства, удерживается и перечисляется в бюджет латвийскими резидентами из дохода, выплачиваемого нерезидентам.

Основная ставка налога на прибыль (являющаяся, кстати, одной из наиболее низких среди стран Евросоюза) составляет 15%. Налоговая база определяется как разница между доходами предприятия и его расходами.

2.1.2. Прочие налоги

2.1.2.1 Налог на доходы физических лиц

Налогообложение доходов физических лиц регулируется законом «О подоходном налоге» (Likums par iedzīvotāju ienākuma nodokli) от 2006 года (далее в этом разделе – «закон»).

Налог на доходы физических лиц (НДФЛ) уплачивают:

  • латвийские резиденты – с общемирового дохода;
  • нерезиденты –с доходов, полученных в Латвии (ст. 2 закона).

C доходов, получаемых работниками латвийских организаций, работодатели самостоятельно рассчитывают и удерживают налог.

Ставка НДФЛ в Латвии составляет 25% (п. 2 ст. 15 закона).

Для «микроорганизаций» действуют особые условия: НДФЛ с зарплат включается в сумму единого налога, поэтому отдельно они его не уплачивают.

2.1.2.2 Платежи социального страхования работников

Порядок внесения платежей социального страхования работников в Латвии регулируется законом «О государственном социальном страховании» (Likums par valsts sociālo apdrošināšanu) от 1997 года (далее в этом разделе – «закон»).

Латвийские работодатели обязаны ежемесячно перечислять в бюджет платежи социального страхования работников (к работодателям - «микроорганизациям» это не относится: у них этот платеж включен в общую сумму налога, поэтому отдельно они его не уплачивают.)

Платежи социального страхования частично удерживаются из нетто-зарплат работников (т.е. с сумм, остающихся после уплаты подоходного налога) и частично уплачиваются из средств работодателя.

Основная ставка взноса социального страхования составляет 35,09%, из которых 11% удерживается у работника, а 24,09% уплачивается работодателем (ст. 18 закона).

Дополнительно с предприятий взимается пошлина за риски, связанные с предпринимательской деятельностью, в размере 0,25 лата в месяц за каждого работника.

2.1.2.3 Налог на добавленную стоимость

Налогообложение НДС в Латвии регулируется законом «О налоге на добавленную стоимость» (Likums par pievienotās vērtības nodokli) от 2012 года, с последующими изменениями (далее – закон об НДС). Новый закон об НДС вступил в действие с 1 января 2013 года; он модернизирует латвийское законодательство и адаптирует его в соответствии с последними изменениями европейского права[2].

Новый закон весьма широко определяет понятие налогоплательщика НДС: им может быть любое лицо, самостоятельно ведущее предпринимательскую деятельность (независимо от факта его регистрации в налоговых органах).

Налогоплательщик вправе зарегистрироваться по НДС в любое время. Однако регистрация является обязательной с того момента, когда общий объем налогооблагаемых операций за 12 месяцев достигает 35 тыс. латов (около 49 тыс. евро).

К налогооблагаемым операциям относится возмездная реализация на территории Латвии товаров и услуг (сюда же включается и импорт товаров).

Основная ставка НДС составляет 21%, пониженная – 12%.

По пониженной ставке облагается реализация медикаментов, товаров для детей, услуг в сфере общественного транспорта и т.д.

По нулевой ставке облагаются:

  • экспортные операции,
  • услуги, связанные с экспортом товаров,
  • портовые услуги и обслуживание некоторых категорий морских и воздушных судов (в частности, судов, курсирующих в международных водах/осуществляющих международные перевозки),
  • фрахт и аренда морских и воздушных судов, курсирующих в международных водах/осуществляющих международные перевозки и т.д.

Законом предусматривается возможность объединения нескольких латвийских компаний в группу по НДС. В этом случае группа получает единый налоговый номер и ведет единый учет по НДС. В группу могут объединяться аффилированные компании, из которых как минимум у одной за предшествующие 12 месяцев объем налогооблагаемых операций составил 250 тыс. лат (около 355 тыс. евро).

2.2. «Микроорганизации»

Особый порядок налогообложения действует в отношении предприятий, удовлетворяющих критериям «микроооранизаций» (п. 1 ст. 1 закона «О микроорганизациях»). Такие организации могут уплачивать налог по ставке 9%, однако налоговой базой является вся годовая выручка предприятия (без вычета расходов).

К «микроорганизациям» могут быть отнесены общества с ограниченной ответственностью, индивидуальные предприниматели и некоторые другие категории хозяйствующих субъектов; акционерные общества к ним относиться не могут.

Для обществ с ограниченной ответственностью критерии «микроорганизаций» таковы:

  1. все участники ООО одновременно занимают в нем должности директоров и являются физическими лицами;
  2. годовая выручка общества не превышает 70 тыс. латов;
  3. количество работников (в их число не входят «отсутствующие» и отстраненные от работы) не превышает 5 человек.

Закон «О микроорганизациях» (ст. 2) устанавливает также некоторые дополнительные ограничения для перехода на специальный налоговый режим. Во-первых, если несколько ООО имеют хотя бы одного общего участника, то на спецрежим может перейти только одно из таких ООО. Во-вторых, месячный доход, выплачиваемый «микроорганизацией» каждому из его работников, не должен превышать 500 латов. В третьих, ООО справе перейти на специальный налоговый режим лишь при условии письменного согласия всех работников (например, соответствующее положение может быть включено в трудовой договор).

Порог в 70 тыс. латов годовой выручки и «зарплатный» уровень в 500 латов может быть превышен без потери предприятием статуса «микроорганизации». Однако в этом случае с разницы между «пороговой» и фактической суммами уплачивается налог по ставке 20%.

Основная ставка налога для «микроорганизаций» составляет 9%. Налог уплачивается с годовой выручки предприятия.

Налоговым периодом является календарный год, однако фактически налогоплательщики отчитываются и уплачивают налог 4 раза в год – ежеквартально (ст. 7 закона «О микроорганизациях»). 

Налог для «микроорганизаций» включает в себя (и, таким образом, заменяет):

  • налог на прибыль организаций;
  • налог на доходы физических лиц (в отношении работников «микроорганизации»);
  • обязательные платежи социального страхования работников (в том числе пошлину за риски, связанные с предпринимательской деятельностью).

3. Льготный холдинговый режим

Как уже упоминалось, с 1 января 2013 года в Латвии действует льготный режим налогообложения холдинговых доходов. Он может применяться к любым латвийским компаниям, получающим или выплачивающим доходы определенного вида (подробнее об этом ниже).

Основная часть льгот введена в действие уже с 2013 года; некоторые вступят в силу с 1 января 2014 года.

Новый холдинговый режим освобождает от налогообложения следующие виды доходов:

  1. Дивиденды, проценты и роялти, выплачиваемые латвийскими компаниями за рубеж. В отношении дивидендов освобождение действует с 1 января 2013 года; для процентов и роялти льготный режим вступит в силу с 1 января 2014 года.
    Важное ограничение заключается в том, что освобождение от налогов не распространяется на выплаты в пользу компаний из безналоговых стран и стран с низким уровнем налогообложения, входящих в список Кабинета Министров Латвийской Республики (далее – оффшоры). Дивиденды, выплачиваемые из Латвии в оффшор, облагаются у источника по ставке 15%; проценты – по ставке 10%, роялти – 5 или 15%, в зависимости от объекта интеллектуальной собственности.
  2. Дивиденды, получаемые латвийскими компаниями из-за рубежа, освобождены от налога с 1 января 2013 года.
    Это освобождение не применяется к дивидендам, получаемым из оффшоров: они облагаются по стандартной ставке налога на прибыль – 15%.
  3. Прирост капитала, т.е. доходы от продажи акций и долей компаний, - тоже освобождены с 1 января 2013 года (опять же, за исключением доходов от отчуждения акций и долей оффшорных компаний: к ним применяется стандартная ставка 15%).

  4. Налоговое соглашение с Россией

Соглашение об избежании двойного налогообложения между Россией и Латвией, подписанное в Москве 20 декабря 2010 года, было ратифицировано российским парламентом 2 октября 2012 года и начало применяться 1 января 2013 года.

В соглашении установлены следующие ставки налога у источника в отношении «пассивных доходов»:

  • для дивидендов – 5%, если получатель непосредственно владеет 25% капитала выплачивающей организации и инвестировал в ее капитал свыше 75 000 долларов США. Для всех остальных случаев предусмотрена ставка 10% (ст. 10 Соглашения).
  • для процентов - 10% (для процентов по межбанковским кредитам - 5%) (ст. 11 Соглашения).
  • для роялти – 5% (ст. 12 Соглашения).

Соглашение содержит значительное число специальных норм, направленных на ограничение злоупотреблений при его применении.

Так, соглашением установлено, что доходы от продажи акций, долей, паев или иных форм долевого участия любого рода в компании или ином объединении, более 50% стоимости которых «связано прямо или косвенно» с недвижимым имуществом, могут облагаться налогом в стране нахождения такого имущества (п. 2 ст. 13 Соглашения).

Соглашение содержит специальное положение о недискриминации, прямо оговаривающее, что проценты, роялти и другие выплаты, производимые резидентом одного государства в пользу резидента другого государства, должны учитываться на тех же условиях, что и аналогичные выплаты между местными организациями в государстве плательщика (п. 4 ст. 25 Соглашения). Однако этот пункт содержит одну важную оговорку: условие о недискриминации не применяется, если (1) плательщик и получатель платежей ассоциированы между собой и (2) в силу «особых отношений» между ними платежи превышают рыночный уровень (т.е. те суммы, которые были бы согласованы независимыми предприятиями).

Сформулированное таким образом положение о недискриминации, по-видимому, обозначает потенциальную допустимость применения российских правил «тонкой капитализации» (п. 2 ст. 269 НК РФ) к процентам, выплачиваемым из России в Латвию, - с одним дополнительным условием: наличие «особых отношений» между сторонами сделки и превышение процентов над рыночным уровнем. (Для сравнения, российско-кипрский протокол[3] содержит гораздо более категоричные формулировки: он прямо определяет возможность переквалификации процентов в дивиденды, т.е. применения правил «тонкой капитализации», если такая возможность предусмотрена налоговым законодательством государства плательщика. Никаких дополнительных условий вроде «особых отношений» между сторонами кипрский протокол не содержит).

Весьма важное ограничение в применении льгот по российско-латвийскому соглашению содержится в протоколе к нему, подписанному одновременно с соглашением и являющемся его неотъемлемой частью. В пункте 4 Протокола установлено, что организации может быть отказано в предоставлении льгот по Соглашению, если в результате консультаций между компетентными органами обоих государств установлено, что главной или одной из главных целей создания или существования такой организации было получение выгод по Соглашению, которые в противном случае были бы ему не доступны.

По-видимому, цель этой нормы сводится к тому, чтобы лишить льгот, предоставляемых Соглашением, те компании, которые, хотя и зарегистрированы в стране-участнице Соглашения, но фактически контролируются лицами, резидентными в других странах. В международной практике подобные злоупотребления налоговыми соглашениями получили название «налогового шопинга».

В 2010 году была сделана попытка ввести подобную же норму и в протокол к российско-кипрскому соглашению, однако в финальной редакции протокола статья «Ограничение льгот» была переформулирована таким образом, что фактически потеряла потенциал к широкому применению[4].

В российско-латвийском соглашении положение об ограничении льгот, однако, может иметь далеко идущие последствия. Потенциально он открывает для налоговых органов возможность отказывать в применении льгот по соглашению в том случае, если в результате переговоров между компетентными госорганами выяснится, что претендующая на льготы компания (например, латвийская) была создана для получения таких льгот лицом, которое само по себе не могло бы на них претендовать (например, в силу того, что оно не является резидентом Латвии).

Безусловно, необходимость российско-латвийских межведомственных консультаций по каждому случаю потенциального ограничения льгот ставит под вопрос широкое применение этой меры, однако сама возможность такого ограничения может существенно сдерживать интерес к латвийским компаниям как к инструментам инвестиций в Россию. Например, Кипр, не имеющей работоспособной нормы аналогичного характера в соглашении с Россией, занимает в этом отношении более выигрышную позицию. Надо отметить, что и протокол со Швейцарией[5], подписанный и ратифицированный Россией совсем недавно, содержит менее строгое положение об ограничении льгот[6], чем протокол к российско-латвийскому соглашению.

Наконец, в российско-латвийское соглашение включен пункт об обмене информацией по налоговым вопросам. Надо отметить, что его содержание несколько уже, чем во многих других современных соглашениях и протоколах, составленных по образцу Модельной конвенции ОЭСР. Так, латвийское соглашение открывает доступ госорганов к банковской тайне (что вполне в духе современных тенденций), однако никак не оговаривает возможность доступа к сведениям, находящимся у номинальных акционеров, агентов или доверительных управляющих. Недавно заключенные протоколы к соглашениям с Кипром и Швейцарией, например, открывают доступ к таким сведениям. 

Впрочем, практика пока не свидетельствует о фактическом увеличении потока информации из Кипра или Швейцарии в связи с расширением возможностей обмена информацией. Можно предположить, что и соглашение с Латвией не запустит каких-то активных процессов в этой сфере. В любом случае, соглашение не делает обмен автоматическим: для получения информации из Латвии российским органам придется пройти предусмотренные латвийским законодательством процедуры.

5. Вступление в зону евро

5 марта 2013 года правительство Латвии направило в Еврокомиссию формальный запрос о вступлении в Еврозону[7]. Предполагается, что все подготовительные процедуры удастся завершить уже в этом году, и с 1 января 2014 года Латвия официально перейдет на евро.

Решение это представляется не вполне обычным с учетом нарастающего кризиса Еврозоны; латвийское население также не выражает единодушного одобрения по этому вопросу[8]. Впрочем, латвийское правительство преисполнено надежд, что переход на евро запустит приток инвестиций в латвийскую экономику, уменьшив конвертационные валютные издержки для инвесторов. Учитывая, что переход на евро весьма основательно подкреплен налоговыми льготами, приток инвестиций в Латвию в ближайшие годы, действительно, вполне вероятен. 

Выводы

Латвийские холдинги могут представлять определенный интерес с точки зрения налогового планирования за счет льгот, предоставляемых внутренним законодательством, и довольно выгодного налогового соглашения с Россией, позволяющего (при некоторых условиях) снизить ставку налога у источника по дивидендам до 5%.

Отрицательным моментом является невозможность применения внутренних налоговых льгот к операциям с оффшорными компаниями. Так, перечисление в оффшор полученных холдингом «пассивных доходов» (вполне заурядная операция для кипрских холдингов) в Латвии будет нецелесообразно за счет латвийского налога у источника. Впрочем, нулевая ставка налога на прибыль по дивидендам, процентам и роялти позволит аккумулировать их на счетах латвийских компаний без каких-либо налоговых потерь.

Общая ставка налога на прибыль в Латвии - 15% - довольно умеренна в сравнении с многими другими европейскими странами.

Налоговое соглашение с Россией предоставляет довольно выгодные условия для инвестирования. Однако значительное число норм, ограничивающих возможность применения льгот по соглашению, может существенно сдерживать интерес к созданию латвийских холдингов «российского происхождения», что сейчас так широко практикуется на Кипре.

Наконец, возможное вступление в Еврозону в 2014 году, по расчетам латвийского правительства, снизит конвертационные издержки для бизнеса и наряду с налоговыми льготами будет способствовать оживлению латвийской экономики. Впрочем, ввиду продолжающегося кризиса еврозоны возможные последствия этого шага, так красочно проявляющиеся сейчас на Кипре, могут внушить потенциальным инвесторам некоторую осторожность.

Материал подготовлен компанией Roche & Duffay
тел. (495) 790-2660; 926-2990

[1] Соглашение между Правительством РФ и Правительством Латвийской Республики об избежании двойного налогообложения и о предотвращении уклонения от уплаты налогов в отношении налогов на доходы и капитал от 20.12.2010 г.

[2] Подробнее об этом читайте в статье «НДС в Европе: изменения с 2010 года» http://www.roche-duffay.ru/articles/eu_vat_2010.htm

[3] Протокол о внесении изменений в Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Кипр об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал от 5 декабря 1998 года (Подписан в г. Никосии 07.10.2010).

[4] Подробнее об этом читайте в статье «Российско-кипрский протокол: Что изменилось?» http://www.roche-duffay.ru/articles/russia-cyprus_protocol.htm

[5] Протокол от 24 сентября 2011 года «О внесении изменений в соглашение между Российской Федерацией и Швейцарской Конфедерацией об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал, подписанное в москве 15 ноября 1995 года.

[6] Речь идет о введенной в российско-швейцарское соглашение статье 25b «Противодействие подставным схемам». Суть ее сводится к тому, что отказ в применении льгот по соглашению возможен в том случае, если компания, претендующая на льготы, не только была создана для получения таких льгот, но и фактически переводит получаемый ею доход в компанию из юрисдикции, не имеющей подобных или более выгодных льгот по соглашению со страной источника дохода. В международной практике такие «посреднические» компании из страны с выгодным налоговым соглашением со страной источника дохода именуются «кондуитными», а в самом Соглашении эти схемы названы «подставными».

[7] http://europa.eu/rapid/press-release_MEMO-13-166_en.htm

[8] http://www.bbc.co.uk/news/world-europe-20250163

 

Мы будем Вам признательны, если Вы оцените эту статью:

Актуальность -
+
   
1
2
3
4
5
 
 
Полнота -
+
   
1
2
3
4
5
 
 
Качество -
+
изложения  
1
2
3
4
5
 

Комментарии:

Ваш e-mail? (необязательное поле)

 

 

 
 

Важное уведомление
Компания Roche & Duffay предпринимает все усилия по обеспечению достоверности и актуальности информации, представленной на этом сайте. Однако компания не принимает на себя финансовой и иной ответственности за результаты применения этой информации без предварительной консультации с компанией. Всем посетителям сайта настоятельно рекомендуется до принятия решения об открытии оффшорной компании, создании оффшорного траста, совершении оффшорных инвестиций, открытии счета за рубежом и т.д., проконсультироваться со специалистами по налоговому планированию.
Перепечатка и иное копирование материалов допускается только с разрешения Roche & Duffay.