Создание офшорного инвестиционного фонда.
Сравнительный анализ некоторых юридикций (Британские Виргинские острова, Бермудские острова, Каймановы острова, Маврикий)

 

Инвестиционный фонд: Бермудские острова (БО)

Инвестиционный фонд: Британские Виргинские острова (БВО)

Инвестиционный фонд: Каймановы острова (КО)

Инвестиционный фонд: Маврикий

 

Законодательство многих офшорных юрисдикций предусматривает возможность создания структур (инвестиционных фондов), предназначенных для привлечения и инвестирования средств более или менее широкого круга вкладчиков.

Деятельность инвестиционного фонда подлежит регулированию со стороны государства его регистрации. К счастью, во многих офшорных зонах это регулирование довольно мягкое и обычно сводится к тому, что фонд должен получить разрешение властей на свою деятельность (для чего необходимо подтвердить документально добропорядочность его учредителей и профессионализм менеджмента) и затем подавать отчетность по установленной законом форме. При этом сама инвестиционная деятельность фонда практически не регулируется, что дает возможность вкладывать средства в самые разнообразные инструменты, в том числе фьючерсы и опционы, в чем инвестиционные фонды на «большой земле» обычно весьма ограничены. Офшорные инвестиционные фонды часто называют, следуя американской терминологии, хеджевыми (hedge fund). Термин связан с тем, что вложения в производные инструменты позволяют компенсировать («хеджировать») риски, связанные с колебаниями курсов валют и т.п.

Благодаря свободе выбора инвестиционной политики офшорные инвестиционные фонды потенциально способны демонстрировать более высокие результаты, чем «обычные». Пожалуй, абсолютный рекорд принадлежит знаменитому фонду «Квантум» Джорджа Сороса (Нидерландские Антильские острова), который на протяжении своей более чем тридцатилетней истории (1969-2000 гг.) приносил инвесторам в среднем 31% в год. Таким образом, инвестор, изначально вложивший в фонд 100 тысяч долларов, в конце его истории мог бы получить за свои акции более 400 миллионов. Впрочем, большие потенциальные доходы сопряжены, естественно, и с большим риском для инвесторов: в случае коммерческой неудачи, пусть даже не связанной с мошенничеством, можно потерять не только дивиденды, но и основную сумму вклада.

В прилагаемых таблицах приводятся важнейшие характеристики инвестиционных фондов в четырех юрисдикциях, которые предоставляют относительно мягкие условия для их создания и деятельности. Это Британские Виргинские острова (БВО), Бермудские острова, Каймановы острова, Маврикий. Маврикий – бывшая британская колония, а остальные три юрисдикции и в настоящее время - британские заморские территории (современный политкоррекный термин для обозначения колоний), поэтому законодательство всех их в целом следует британской модели, хотя и с существенными различиями. Здесь будут сделаны общие комментарии, а специфические детали вынесены в таблицы.

В принципе возможно создание офшорного фонда и в некоторых других юрисдикциях, нее затрагиваемых здесь, в частности, на Гернси или Джерси (Нормандские острова), где регулирование несколько жестче, а также в Ирландии или Люксембурге, где оно, как легко догадаться, еще интенсивнее (хотя и гораздо мягче, чем в основных «неофшорных» юрисдикциях).

Законодательство различных стран в отношении инвестиционных структур может существенно различаться, в том числе различаются даже их юридически точные названия. Мы будем обобщенно называть все подобные структуры «инвестиционными фондами», хотя на БВО и Каймановых островах они называются «взаимными фондами» (mutual funds), на Бермудах – «коллективными инвестиционными схемами» (collective investment schemes), а на Маврикии – «инвестиционными компаниями» (investment companies).

Фонд, вообще говоря, может существовать в различных юридических формах. В юрисдикциях общего права это обычно компания (company), или паевой траст (unit trust), или коммандитное товарищество (limited partnership). (Впрочем, на Маврикии фонды создаются только в форме компании.) В случае фонда в форме компании инвестор приобретает ее акции или доли (shares), а руководство фондом осуществляется директорами. В случае фонда в форме траста инвестор передает ему средства в управление, получая право на его паи (units), а фондом управляет доверительный собственник (trustee). В случае фонда в форме коммандитного товарищества инвестор становится коммандитистом (limited partner), а фондом управляет полный партнер (general partner). Впрочем, наиболее распространенной формой офшорного инвестиционного фонда является все же компания, то есть созданное по соответствующему законодательству юридическое лицо с ограниченной ответственностью. На этой форме мы далее и сосредоточимся.

Типичен вариант, когда такая компания выпускает акции двух классов: обыкновенные (ordinary) голосующие акции без права дивиденда, которые принадлежат учредителям фонда, и привилегированные (preferred) неголосующие акции, предлагаемые инвесторам. Кроме того, для предоставления клиентам возможности инвестирования в различные типы активов может выпускаться несколько классов привилегированных акций.

Фонды бывают открытые (open-ended) и закрытые (close-ended). В первом случае инвестор в любой момент имеет право забрать свой вклад, а фонд, соответственно, обязан выкупить его долю (акции, паи) по цене, соответствующей текущей стоимости чистых активов фонда. Во втором случае инвестор получает лишь дивиденды, а выкуп доли возможен только по договоренности с фондом. Законодательство некоторых стран (в том числе Каймановых островов) предусматривает только открытые фонды.

Законодательство о самих компаниях (включая и собственно корпоративное, и налоговое) в различных странах также различается. На БВО компании офшорного типа именуются «компании международного бизнеса» (international business companyIBC), на Каймановых островах и Бермудах – «освобожденные от налога компании» (exempt company), на Маврикии – «компании глобального бизнеса» (global business company).

Кроме того, в ряде стран (включая Бермуды и Маврикий) несколько лет назад было изобретено и принято законодательство об особого рода компаниях, специально предназначенных для использования в качестве инвестиционных фондов (а также в качестве страховых компаний). На Бермудах они называются «компании с разделенными счетами» (segregated accounts company), а на Маврикии – «компании с защищенными ячейками» (protected cell company), в других странах может использоваться иная терминология. Суть законодательства состоит в том, что компания делится на несколько независимых «ячеек», ответственность каждой из которых ограниченна. Это дает возможность производить инвестиции в различные виды активов в рамках одной компании, причем те вкладчики, которые инвестируют в один из видов активов, защищены от рисков по другим их видам.

Доходы маврикийской инвестиционной компании подлежат налогообложению по эффективной ставке 3%. Это скорее преимущество, так как в результате фонд имеет возможность пользоваться 26 международными налоговыми соглашениями Маврикия (соглашение с Россией подписано, но не ратифицировано). Остальные рассматриваемые юрисдикции не облагают налогом доходы офшорных фондов и не имеют налоговых соглашений.

Офшорный характер фонда подразумевает, что и его инвесторы, и объекты его инвестиций, а, возможно, и его менеджмент, находится за пределами страны регистрации фонда. Это, однако, не означает, что его деятельность не подлежит государственному контролю в стране его создания. (Возможно также государственное регулирование по месту нахождения инвесторов и (или) объектов инвестиций, но это – особый вопрос, здесь не рассматривающийся.)

При этом интенсивность государственного контроля может зависеть от типа фонда. По общему правилу, фонды, привлекающие средства широкой публики, контролируются более тщательно, чем те, которые предназначены для привлечения средств узкого круга профессиональных инвесторов.

Конкретная классификация, терминология и детали регулирования различных типов фондов существенно различаются по юрисдикциям. На БВО фонды делятся на частные, профессиональные и публичные (private, professional, public), на Каймановых островах – на частные и регулируемые (private, regulated), на Бермудах – на стандартные, институциональные и признанные схемы (standard, institutional, recognized scheme), а на Маврикии нет разделения инвестиционных компаний по категориям. Основные параметры различных типов фондов приведены в таблицах.

Как у любой компании, у фонда есть директор или совет директоров, принимающий решения стратегического характера. Однако помимо этого фонд обычно имеет специфическую организационную структуру. Она обычно предполагает наличие управляющего или менеджера (manager), администратора (administrator), хранителя (custodian), аудитора (auditor). Ими могут быть как физические, так и юридические лица. Управляющий определяет инвестиционную стратегию фонда и принимает инвестиционные решения. Администратор является регистрационным агентом, ведет реестр акций, осуществляет контакты с акционерами, отвечает за бухгалтерию и вычисляет стоимость чистых активов (net asset value - NAV). Хранитель (банк или брокер) держит активы фонда (которые обычно представляют собой ценные бумаги и денежные средства), осуществляет операции с ними, собирает дивиденды по этим ценным бумагам и предоставляет соответствующую финансовую информацию администратору. Аудитор проверяет бухгалтерию фонда. Может быть предусмотрена должность инвестиционного советника (investment advisor), который дает инвестиционные рекомендации управляющему. Это может быть инициатор создания фонда, он же может входить в совет директоров. Промоутером (promoter) часто называют лицо, занимающееся распространением долей (акций) фонда среди инвесторов, зачастую это сам его создатель (учредитель).

При создании фонда следует различать его инкорпорацию (то есть, в случае компании, регистрацию как юридического лица) и лицензирование.

Инкорпорация обычно не составляет труда и занимает не более нескольких дней. После инкорпорации (или параллельно с ней) фонд должен получить в той или иной форме одобрение государства на свою деятельность в качестве инвестиционного института. Эту процедуру мы будем обобщенно называть «лицензированием», хотя в различных странах применяется различная терминология. Так, на БВО фонд проходит относительно несложную процедуру «признания» (recognition) или «регистрации» (registration), а собственно лицензии на свою деятельность не получает. Вся тяжесть лицензирования перенесена на менеджеров и администраторов фонда. На Каймановых островах фонд либо получает лицензию на себя, либо назначает лицензированного менеджера, либо, в определенных законом случаях, может работать и вообще без лицензии. На Бермудах и Маврикии также требуется одобрение властей на деятельность фонда, но оно не оформляется в виде лицензии.

Так или иначе, для получения одобрения государства на деятельность фонда необходимо предоставить в уполномоченный орган предусмотренные законом сведения и документы. Детали могут различаться, но основная идея везде одна и та же: необходимо продемонстрировать властям, что создатели фонда обладают опытом инвестиционного управления, имеют необходимые ресурсы (людские, финансовые и т.д.) для обеспечения работы фонда, наконец, сами являются респектабельными предпринимателями, которым можно доверить средства вкладчиков.

Список требуемых документов обычно включает, как минимум, копии паспортов, банковские и профессиональные рекомендации, автобиографии учредителей (бенефициаров), а также менеджеров фонда. Для менеджеров фонда требуется подтверждение их квалификации (иногда – лицензия, либо данной страны, либо другой страны, признаваемой ею). Обычно требуется также представить более или менее детальный бизнес-план работы фонда.

На практике создание инвестиционного фонда возможно, как правило, в том случае, если его учредители уже занимаются аналогичной деятельностью в стране своего проживания и при этом готовы открыто связать имя своей инвестиционной структуры с вновь создаваемым офшорным фондом.

В разных странах предъявляются весьма различные требования к «локализации» фонда по месту его регистрации. Так, законы БВО и Каймановых островов допускают вынесение, по сути, всей его содержательной деятельности за пределы самой юрисдикции. А вот на Маврикии, напротив, фонд непременно должен вести существенную часть работы на месте: обязательно назначение местных директоров, секретарей, администраторов, хранителей и аудиторов, с ограниченными возможностями делегирования полномочий. Там же проходят собрания директоров и акционеров фонда (но возможно голосование по доверенности). Все эти требования – своего рода плата за возможность пользоваться налоговыми соглашениями Маврикия. К счастью, инвестиционные решения могут приниматься за пределами Маврикия. Бермуды также предъявляют к фондам некоторые «местные» требования, но менее жесткие (см. таблицу).

Кроме прочих документов, фонд обычно подает в уполномоченный государственный орган копию своего проспекта (оферты), то есть документа, при помощи которого он предлагает инвесторам свои доли (акции, паи). Форма документа определена законом: он должен содержать определенные данные о фонде, его менеджменте, инвестиционной политике и др. В случае изменений этих данных фонд уведомляет об этом государственный орган. Однако некоторые типы фондов (не публичные) могут по закону освобождаться от обязанности регистрации проспекта.

По результатам своей деятельности фонд обычно подает государственную отчетность и проходит аудит. Но некоторые (не публичные) типы фондов освобождены и от этой обязанности (подробности см. в таблицах).

Также в таблицах приведены названия регулирующих органов и важнейших нормативных актов по каждой юрисдикции.

И в заключение – еще раз о самом главном. Очень важно понимать, что офшорный инвестиционный фонд радикально отличается о «обычной» офшорной компании – его деятельность затрагивает интересы более или менее широкого круга третьих лиц (инвесторов) и потому регулируется государством. Государство требует предоставления полной информации о самом фонде и его создателях и оставляет за собой право решать, допустить его деятельность или нет. Во многих случаях требуется государственная отчетность и аудит. Руководство фонда несет серьезную ответственность по его делам.

Поэтому регистрация инвестиционного фонда на номинальных лиц (как это часто делается в случае «обычных» офшорных компаний) невозможна. То есть акции могут быть оформлены и на номинальных держателей, но в любом случае требуется информация на реальных владельцев.

Что касается руководства фонда, это непременно должны быть квалифицированные лица, при необходимости – с соответствующими лицензиями. Конечно, создатели офшорного фонда могут доверить управление фондом профессиональным менеджерам, имеющим все необходимые лицензии в стране местонахождения фонда и (или) за рубежом. Это, кстати, радикально облегчит процедуру лицензирования фонда. Разумеется, услуги инвестиционного управления платные (стоимость выражается, как правило, в процентах от стоимости чистых активов в год).

При этом не следует полагать, что назначенный таким образом менеджер разрешит учредителям фонда самостоятельно, без его контроля, осуществлять инвестиционную деятельность фонда. Это вполне естественно - менеджер несет полную ответственность, в том числе материальную, по делам фонда, и, прежде всего, перед его вкладчиками, за сохранность и разумное инвестирование средств.

Таким образом, ключевой вопрос, который необходимо решить при создании фонда – вопрос менеджмента. Если учредитель желает осуществлять менеджмент самостоятельно, он должен предоставить государству, в котором фонд создается, удовлетворительные доказательства своей порядочности и профессиональной пригодности. Если учредитель желает доверить управление фондом профессионалам, он не должен ожидать, что ему «дадут порулить» средствами фонда без наличия очень специальных на то договоренностей. Впрочем, он всегда может оставить за собой пост инвестиционного советника, но юридически такой советник имеет лишь право совещательного голоса.

Надо иметь в виду, что приводимые в таблицах (мизерные) сроки создания фондов весьма условны, так как предполагают, что вся информация и документы, удовлетворяющие государственные органы, уже собраны и готовы к сдаче. На деле процесс сбора и подачи требуемой документации может происходить в несколько этапов и длиться, в принципе, сколь угодно долго. Это в особенности верно в случае российских учредителей, так как отношение к ним всегда заведомо подозрительное, а российские лицензии на инвестиционное управление на западе не признаются.

В настоящей работе мы рассматривали лишь вопросы создания самого инвестиционного фонда. В определенных случаях может быть необходимым или желательным также одновременное создание управляющей компании для фонда (management/administrative company). Вопросов ее инкорпорации и лицензирования мы здесь не касались.

Разумеется, приводимые данные представляют собой лишь самый общий обзор положений законодательства соответствующих стран. При создании фонда необходимо получить профессиональную консультацию в стране его регистрации.

 

Материал подготовлен компанией Roche & Duffay
тел. (495) 790-2660; 926-2990

2003 г.

 

Другие материалы о создании офшорных инвестиционных фондов

 

Вы можете загрузить текст этой статьи: Загрузить статью в формате Adobe Acrobat

Переслать ссылку на статью другу:

 

Материал подготовлен компанией Roche & Duffay
тел. (495) 790-2660; 926-2990
www.roche-duffay.ru

 

 

Мы будем Вам признательны, если Вы оцените эту статью:

Актуальность -
+
   
1
2
3
4
5
 
 
Полнота -
+
   
1
2
3
4
5
 
 
Качество -
+
изложения  
1
2
3
4
5
 

Комментарии:

Ваш e-mail? (необязательное поле)

 

 

 
 

Важное уведомление
Компания Roche & Duffay предпринимает все усилия по обеспечению достоверности и актуальности информации, представленной на этом сайте. Однако компания не принимает на себя финансовой и иной ответственности за результаты применения этой информации без предварительной консультации с компанией. Всем посетителям сайта настоятельно рекомендуется до принятия решения об открытии оффшорной компании, создании оффшорного траста, совершении оффшорных инвестиций, открытии счета за рубежом и т.д., проконсультироваться со специалистами по налоговому планированию.
Перепечатка и иное копирование материалов допускается только с разрешения Roche & Duffay.